Кривда с Правдою сходилась,

Кривда в споре верх взяла.

Правда в солнце превратилась,

В мире чистый свет зажгла.

 

Удалилась к поднебесью,

Бросив Кривду на земле,

Светит лугу, перелесью,

Жизнь рождает в мертвой мгле.

 

Родилась Русская правда в нашей древней традиции. Русская правда — это коллективное творение народа, запечатленное в обыденном языке, в пословицах  и поговорках, сказках и песнях, преданиях и былинах и каждый из богов внес в нее свою составляющую. Коляда дал для нее основу. Сварожич зажег в ней огонь. Даждьбог доносит ее свет до людей. Ярила восстанавливает правду среди людей. Купала насыщает правду жизненной силой. Перун защищает ее от недругов. Велес наполняет ее мудростью. Сварог скрепляет ее в единый образ и разносит по ветру. И богини потрудились в украшении ее жизненным уютом, теплом, лаской и заботой.

 

Бежит, бежит времечко, крутится Коло Сварожье, на смену ночи с тьмой приходит утро, на смену зимы с холодами спешит весна, на смену забвению с туманом неведения и сумраком невежества приходит прояснение. Долго или коротко спали наши родные боги, но пришло время их будить, чтобы ни у кого в целом свете не осталось сомнений, что миру нашему славянскому многие тысячи лет и жизнь наших предков все это время наполнялась не только трудами и заботами, но также высоким духом и смыслом.

 

Повернулося Коло Сварога,

Темным силам приходит конец,

Впереди вновь сияет дорога,

Что когда-то открыл нам Творец.

 

Русский дух возвратился в Отчизну

Взликовала священная Правь,

Кто гуляет последнюю тризну

Навсегда погружается в Навь,

 

Конь Даждьбогов стоит у порога,

Млечный путь вновь открыт и велик,

И славянского светлого Бога

Воссияет божественный лик.

 

Пробуждаются Боговы внуки -

Наступает благая пора!

Тянут к небу приветственно руки:

Здравствуй, Солнце! Трисветлый, у-РА!

СЛОВО КОЛЯДЫ

В делах — основательность и ответственность

 Если обратиться к Коляде, чтобы он научил как жить по божески, то в рамках русской традиции его голос мог бы звучать так:

 ДОБРЫЕ ПОМЫСЛЫ, ДОБРЫЕ РЕЧИ, ДОБРЫЕ ДЕЛА

Родилась эта мудрость в нашей родной культуре в стародавние времена, простая и понятная, но как не просто соблюдать её в повседневной жизни, да ещё от чистого сердца. Но помнить о ней нужно всегда и тогда эта мудрость станет, как путеводная полярная звезда для путника, всегда укажет проверенный веками торный путь.

 

Бежит, бежит времечко, крутится Коло Сварожье. Вот и пришло время начать рассказ о первом божестве колеса мироздания -Коляде и соответствующем ему празднике — Коляде.

 

В длиннейшую из всех ночей

Пусть свет пребудет с вами!

Гори сильней и горячей,

Божественное пламя!

 

Пусть греют в сумрачной ночи

Вас ласковые речи,

Огонь костра, дрова в печи,

Объятья, песни, свечи.

 

Средь снега белого и льда

Огонь зари искрится.

Взойдёт наутро Коляда,

И мир преобразится!

 

21 декабря доселе уменьшающийся день достигает своего минимума, и 22 декабря начинает благополучно увеличиваться. Издревле наши предки праздновали этот день как победу сил света над тьмой. При этом самый короткий день в году именовался Карачун, а день, следующий за ним, Колядой. А дальше начинались Святки. В данном случае их называют «белыми», в отличие от «зеленых», что после Купалы. С Коляды по древней традиции начинается зима. Солнце поворачивает на лето, а зима на мороз. Медведь переворачивается с одного бока на другой. С этого момента вступает в свои права не только бог Коляда, но и богиня Студеница (Доля, Снегурочка).

Сам Коляда у наших предков почитается одним из богов солнечного круга, который в это время принимает бразды правления от Сварога. Само имя Коляда говорит дословно, что он дает «коло». Корень этот (один из эпитетов солнца) в русском языке используется и сейчас, например, в слове колобок, а в слове колокол так даже дважды присутствует! Так что будете знать теперь, чей голос слышите, когда звенит колокол. Звучит «коло» и в самоназвании приднепровских праславян пахарей — сколотов, упоминаемых еще Геродотом, в имени их легендарного царя Колаксая. Слово «сколоты» можно перевести на современный язык как «потомки солнца» или «люди живущие по солнцу».

Коляде соответствует природная стихия тверди, а с духовной точки зрения — то, что называют твердостью духа. Само имя бога указывает и сам метод укрепления. Коляда покровительствует календарному периоду от зимнего солнцеворота до Сречи, делящей зиму пополам.

Память и почитание Коляды уходит в глубокую древность, северные отголоски которой дошли до нас в виде названия реки Колы, текущей точно на север, да и всего Кольского полуострова. Все становится на свои места, если знать что Полярная звезда ранее носила на Руси имя Кол. Вокруг нее и вращается небесный звездный хоровод. Кстати, одно из названий Большой Медведицы — Лось. У северных народов в древности Большую и Малую Медведицу  называли Лосихой с Лосенком. Полярная звезда перебралась и на вершину новогодней ёлки. Да и сама новогодняя ёлка в нашей культурной традиции символизирует не что иное как мировое древо — одно из важнейших мировоззренческих понятий, пришедших из седой старины. Мировое древо поднимается от земли до ирия.

Образы Коляды как божества известны не только по работам историков XVII в., которые изображали его в виде «бога пpаздничного» (в честь котоpого надевали «стpашила»), но и на тpиста лет pаньше изобpажалась псковичами на иконе «Рождества» в виде человеческой фигypы.

Коляда в современном фольклоре присутствует в виде сказочного Мороза — Красного Носа, великого мостителя дорог и строителя снежных и ледяных хором. Все, до чего добирается, переводит из жидкого состояния в твердое. Именно это свойство незыблемости опоры и является для Коляды главным, а вовсе не мороз. Все это было особенно ценно во времена, когда не было дорог, и пути открывались лишь с наступлением зимы. Популярный же ныне новогодний Дед Мороз с мешком подарков соединил в себе образы и обязанности сразу трех богов: Сварога — как деда, Коляды — в связи с датой и его строительными способностями, Велеса — как бога мудрости и достатка. Забывают, правда, организаторы новогодних празднеств о самом главном подарке, который приносит Коляда — вновь увеличивающемся дне и повороте к весне. Это он дает опору солнышку в преодолении тьмы. Это и есть главное Чудо, что творит ежегодно наш родной Чудотворец.

 

Зимушки славя красу,

Жемчугом блещут чертоги.

В Велеса Вещем лесу

Царствуют Русские Боги:

 

Через глухой бурелом

Тянутся тропочки-вены

Снежным, слепящим ковром

К терему грозной Марены,

 

Молота звук громовой

Слышится гулко и строго,

Там за горой ледяной

Кузница Бога Сварога.

 

Жарко, по пояс раздет

Славный Небес самодержец,

Русичей предок и дед.

Грозный Перун-громовержец

 

Молнией валит бревно -

То рассыпается пеплом,

Кружится веретено

В Макоши тереме светлом,

 

Тут, оказавши почёт

Юному Богу Усладу,

С мёдом оладьи печет

Славная Матушка Лада.

 

Сладкий дымок по трубе

Тянется прямо в дубраву

Ждут они Зиму к себе,

Потчевать будут на славу!

 

Нынче Царевна добра,

Царственна и своевольна,

Жемчуга и серебра

В лес отпустила довольно,

 

Мчится по зеркалу вод

В белом круженье метели,

Так, чтобы косы вразлет

По ветру быстро летели,

 

Кружится в блеске огней.

Вечер прекрасный и звездный.

Сиверко мчится за ней -

Верный Стрибожич морозный.

 

А под высокой сосной,

Где свиристят свиристели,

В теплой избе лубяной

Дремлет прекрасная Леля,

 

Брат её, солнечный Лель,

Греется рядом у печки,

Чинит тихонько свирель,

Теплится тонкая свечка,

 

К пламени Лель мой прильнул -

Взгляд голубой – голубиный…

Клонятся прямо к окну

Ягоды алой рябины.

 

А на ветвях снегири

Красные тесно уселись,

Здесь до вечерней зари

Хаживал дедушка Велес,

 

Нужно проверить ему

С верным могучим Медведем,

Все ли в лесу по уму,

В мире живут ли соседи,

 

Ладно ли убран удел,

Чисты ль озерные лики,

Много у Велеса дел –

Близится праздник великий!

 

Он ворожит у воды,

Проруби сделав оконце, -

Ждёт рождества Коляды!

Нового юного Солнца!

 

Зимний солнцеворот открывает начало одного из самых любимых народных карнавальных праздничных периодов — Святок. Чтобы во это время тёмные силы не навредили в печь помещали огромный чурбан («бадняк»), который должен был гореть в очаге всё время праздников. Основное содержание Святок заключается главным образом в хождении ряжеными, колядовании и всевозможном баловстве. Дух праздника очень образно передает Игорь Кобзев в одном из своих сказов:

 

Отгулял, отпел листодер в лесах,

Всю озимую рожь отсеяли,

Приползла зима на пустых санях,

Ветры северные повеяли…

А как стало вновь солнце силу брать,

Заскрипел ледок под сапожками,

Вышли ряженые колядовать,

Пироги сбирать под окошками:

Коляда, Коляда,

Ждем-пождем середь двора

Пирога печеного

Да питья сыченого!..

Величая песнями новый год,

Каждый счастья в душе загадывал…

 

Народ веселился в былые времена вовсю. Даже цари ходили к своим подданным — поздравить и поколядовать.

В течение всех Святок деревенское население собиралось на вечеринки, так называемые «игрища», на которых пелись хороводные, плясовые песни, частушки, устраивались всевозможные игры, разыгрывались сценки, приходили ряженые. При этом ряженье было одним из любимых развлечений. Наряжались по мере собственной фантазии, используя самые разнообразные средства. Девицы рядились в мужское, а парни — в женское, в ходу были бытовые персонажи («старик», «старуха», «горбун», «цыган», «солдат»), всевозможная нечистая сила, животные («конь», «коза», «медведь»).

Обычно вечером орава ряженых обходила деревню. Ввалившись в избу, ряженые тотчас начинали плясать и фиглярничать. Задачей зрителей было узнать, кто пляшет под той или иной личиной. Разоблаченный ряженый терял в глазах присутствующих смысл и снимал личину. Личина — обязательная и древнейшая святочная принадлежность. Делались они обычно из бересты. На куске березовой коры вырезали отверстия для глаз, носа и рта, пришивали берестяной нос, приделывали бороду, брови, усы, румянили щеки свеклой. Наиболее выразительные личины хранились до следующих святок.

Другим важнейшим элементом святочных представлений было колядование, которое зачастую совмещалось с проделками ряженых. Во время колядования принято было ходить по селу и, войдя в ту или иную избу или стоя под окнами, исполняли особые величальные песни, называемые «колядками», «щедровками», «овсенями» или «виноградиями». Вот одна из них:

 

Ходил Коляда

вкруг Иванова двора.

Среди его двора

три высоких терема

о двенадцати венцах,

золотых верхах.

Как во первом терему -

светел месяц во окне,

Во другом-то терему -

красно солнышко,

А во третьем терему -

часты звездочки,

румяны зореньки.

Светел месяц во окне -

сам Иванушка.

Красно солнышко -

его хозяюшка.

Часты звездочки -

их ребятушки.

Румяны зореньки -

их дочурочки.

 

При этом хозяевам сулили всякие блага: урожай, плодовитость скота, здоровье домочадцев. Кроме того, если в семье были взрослые дети, то им предвещалась скорая свадьба. Существовала традиция взаимоотношений между колядующими и теми, для кого они колядуют: первые имеют право требовать вознаграждение и порицать жадных хозяев, а вторые должны безропотно подчиняться колядовщикам.

 

Здравствуй, хозяин с хозяюшкою!

На полице есть пирог,

Ты не режь, не ломай!

Ты не режь, не ломай,

Лучше весь отдавай!

Кто подаст пирога,

Тому — двор бы скота!

Девяносто бы быков,

Полтораста бы коров.

Они маслом бы цедили

И сметаной бы доили!

 

Одаривание при колядовании — не просто плата, а своеобразный магический акт, призванный обеспечить удачу семье в наступающем году. Колядующие просят и получают не что-либо из съестного, а только особую обрядовую еду: фигурное печенье, изображающее домашних животных («козульки», «коровки», «колядки»), «свиные ножки» (окорока) и колбасы. Существует устойчивое поверье, что если хозяйка не подаст колядующим, то в хозяйстве на этот год не будет проку.

Щедрование (от слова щедрый) практиковалось среди детворы и заключалось в славлении хозяев и желании им всякого достатка, за что обязательно получали вознаграждение. Именно щедровки в дальнейшем церковные служители переделали в славления своему иноземному богу, подменив сам глубинный смысл народной традиции. В России и Малороссии кроме того был распространен обряд обсевания, согласно  которого мальчики ходили по домам, поздравляли хозяев и обсевали их ячменем,пшеницей и овсом, также получая за это вознаграждение. Посыпальное

зерно тщательно собиралось и хранилось до весеннего посева. В других местах кормили этим зерном птиц и по их клеванию замечали о будущем урожае.

Несколько иное назначение было у овсеней и виноградий, предназначенных чаще всего взрослому сыну или взрослой дочери хозяев. Особо здесь выделяются севернорусские виноградия — длинные, величавые «полуэпические» песни, с постепенным раскрытием художественных образов, с наиболее разработанной системой поэтических приемов. Эти песни пелись обычно взрослыми девушками или женщинами. К их приходу хозяева относились серьезно и принимали с большим радушием. Исполнителей приглашали петь в дом, а после колядования сажали за стол с обильным угощением и потчевали особенно старательно, если они припевали сыну или дочке хорошую невесту или жениха.

С этой традицией тесно переплетена другая — гадания, при помощи которых люди старались предугадать свою судьбу в наступающем году. Большинство гаданий совершалось собственно по завершении Святок, а так как к тому же традиция эта женская, то и осветим ее подробнее при описании следующего праздника.

Среди деревенских забав кроме того были распространены всевозможные святочные шалости — баловство. Орава озорников ходила в полночь по деревням, и то, что плохо лежало или было оставлено без присмотра, становилось объектом баловства. Дровни ставились на дыбы, а то и вообще оказывались на крыше, и утром хозяину этих дровней никто не сочувствовал. Половики служили материалом для затыкания труб. Ворота оказывались примороженными так, что и открыть невозможно. В святки прощалось многое, хозяева ругались, но не всерьез. Такие проделки давали выход накопленным за год отрицательным эмоциям и служили своеобразной «прививкой» против большого зла.

Стоит отметить и еще одну особенность праздника Коляды и следующих за ним Святок — обилие мотивов, связанных с весенне-летними работами, сбора урожая и подведения итогов года. Хотя, казалось бы, до этих работ еще далеко. Объясняется это тем, что первоначальной основой святочного действа была так называемая «магия первого дня», дошедшая до наших дней в виде поверья: «Как Новый год встретишь, так его и проведешь». Поэтому период Святок как бы имитировал весь год. Отсюда появился в святочный период и Овсень (день Велеса), уж кого-кого, а Бога, покровительствующего достатку, вниманием никак нельзя было обойти.

День зимнего солнцеворота отмечен праздником не только в русско-славянской традиции, но и у других коренных народов нашего общего культурно-исторического ареала.

Стремясь вытеснить природную родную веру, христианская церковь усиленно распространяла заморские мифологические сочинения, подменяла дорогие народу символы их подобиями. Так, день солнцеворота был заменен Рождеством, причем с отрывом от астрономической первопричины. Коляда начал заменяться сначала Николаем Чудотворцем, затем Николаем Угодником, а потом вообще иноземным праведником, косточки которого находятся в собственности Ватикана. Почитаемого в народе Овсеня превратили в Василия Великого. Кроме того, дальнейший календарь обрезается введением Крещения и т.д.  Последний патриарший запрет на поклонение Коляде был издан 24 декабря 1684 года. Тем не менее знакомство с содержанием даже искаженных святочных  обрядов показывает, насколько сильны в них народные представления и верования.

В настоящее время полноправным наследником Святок является всеми любимый  Новый год. Этот праздник, по своей сути, конечно же абсолютно народный и включает в себя элементы древней традиции. Здесь есть и ряженые, и подарки, и вера в чудеса.

 

Не отречься мне от моей Земли,

Колеями в ней раны пролегли,

Но не дам врагу пировать на ней,

Не отдам лесов, не отдам полей!

 

Не отречься мне от моих Отцов,

Не забыть побед, не попрать венцов –

Не старайся, тьма, опорочить Род –

Не отнята Честь, не погиб Народ!

 

Не отречься мне от моих Богов,

Я готов простить всех моих врагов,

Но за Русский дух, но за Русь мою

Я с врагом сойдусь в праведном бою!

 

Не отречься мне от моей Любви,

От моей Судьбы – клятвы на крови,

Ты одна со мной, о Тебе молю –

Как же, Русь моя, я Тебя люблю!

 

Гой Коляда! Слава Коляде!

 

Составлено по материалам книги Ю. Носкова, стихи Марины Царь Волковой